Ярославский белогвардейский мятеж подают как народное восстание

памятник
Сто лет назад, 6 июля 1918 года, в Ярославле начался контрреволюционный мятеж против Советской власти. Он был подавлен только через шестнадцать дней, и стал серьезным испытанием для Советской власти.
Мы знаем из истории, что эксплуататорские классы никогда не сдаются без боя. Они до последнего борются за то, чтобы сохранить свои привилегии. Ради этого они пойдут на любые преступления. Так же поступили и свергнутые революцией российские помещики и капиталисты. Они решили любой ценой вернуть себе прежнее положение, снова загнать трудящихся под ярмо. И ради этого они готовы были купаться в народной крови, истребить миллионы трудящихся, совершать любые злодейства.
Ярославский мятеж – одно из таких злодейств контрреволюции. Контрреволюционеры вынашивали планы поднять мятежи во многих городах Центральной России и при поддержке иностранных интервентов свергнуть Советскую власть. Ни гибель миллионов людей, ни вторжение в страну иностранных войск их не остановили. Они были готовы на все – лишь бы вернуть прежние порядки, при которых они господствовали над трудящимися и могли жить за их счет.
С огромным трудом, ценой страшных жертв революционный народ подавил мятеж и отстоял свою власть.
И вот теперь, сто лет спустя, когда в нашей стране временно победила контрреволюция –представители буржуазии предлагают нам «по-другому взглянуть» на это историческое событие. Они предлагают нам не думать о том, кто был прав, и кто был виноват. Они предлагают нам относиться одинаково и к тем, и к другим – и к белогвардейским мятежникам, и к красным бойцам, подавлявшим мятеж – «просто вспомнить и пожалеть обо всех погибших — и белых, и красных».
Это озвучил и бывший ярославский губернатор Лисицын, на презентации книги «Расстрелянный Ярославль» (которая как раз и была выпущена к столетию мятежа).
Лисицын выразился так: «Наша задача была не оценить, кто был прав, кто виноват – а показать, какие разрушения принесла нашему городу эта трагедия, и понять, к чему приводят общественные конфликты и разногласия».
На эти слова господина Лисицына (и вообще на все попытки буржуазии под столетие мятежа протолкнуть идею «примирения») мы, коммунисты, отвечаем так:
— Вы хотите, чтобы мы забыли настоящий смысл Ярославского мятежа. Забыли, что это была схватка классовой войны. Что в этой схватке боролись два противоположных класса: с одной стороны — свергнутые эксплуататоры, желающие вернуть эксплуатацию, угнетать и паразитировать на трудящихся; и с другой стороны — трудящиеся, которые отстаивают свою свободу, достоинство и право на человеческую жизнь.
Вы предлагаете нам относиться и к тем и другим одинаково.
Ваши слова – лживы и двуличны. Мы не можем относиться одинаково и к белым, и к красным, и к тем, кто поднял мятеж против власти трудящихся, и, и к тем, кто подавлял мятеж и отстаивал власть трудящихся.
Мы – пролетарии, и смотрим на это событие с наших классовых позиций, с позиций пролетариата. Мы знаем, что в Ярославском мятеже одна из сторон боролась за наши интересы, интересы пролетариата, а другая – против. Мы знаем, за что боролись мятежники-белогвардейцы. Они хотели вернуть прежние порядки, при которых народ порабощен и ограблен, а вся собственность принадлежит кучке паразитов. И мы знаем, за что боролись защитники Советской власти. Они хотели создать новое справедливое общество, в котором все богатства страны принадлежат всему народу, и все граждане свободно трудятся на благо всего общества.
Как же мы можем относиться к ним одинаково – если одни боролись за нашу свободу, счастье и достоинство, а другие – за наше рабство, позор и унижение? Нет, мы не можем относиться к ним одинаково! Красные бойцы, подавлявшие мятеж – это наши герои, совершавшие подвиг ради трудящихся. Мы им благодарны, гордимся ими и помним их подвиг. А мятежники – это враги трудового народа, преступное кровавое отребье. В течении шестнадцати дней в захваченном городе они упивались кровью, истязали, убивали, глумились над трупами советских бойцов. Это была звериная месть эксплуататоров трудящимся, которые посмели восстать против их власти. Ярославские мятежники показали, на какие злодейства способны свергнутые паразиты, мстящие народу за его стремление к свободе и справедливости.
Для нас они навсегда будут презренны и ненавистны.
Мы знаем, зачем буржуазия призывает нас теперь к «примирению». Она хочет удержать нас от борьбы и сохранить свои порядки, хочет, чтобы мы покорно работали на нее и не сопротивлялись. Для этого нас теперь и призывают к «примирению». Но это ложь. Какое может быть примирение? Наше общество снова разделено на два враждебных класса, на богатых и бедных. И между ними снова идет борьба. Не могут трудящиеся примириться со своими эксплуататорами, как не могли красные, боровшиеся за новое справедливое общество, примириться с белыми, боровшимися за прежний эксплуататорский строй. Они могли только бороться до победы. И у нас теперь тоже есть только один путь – бороться и победить.
Алан Каримов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *