Мы честно служили Родине

13 декабря исполняется 85 лет активному коммунисту, подполковнику в отставке Николаю Киселеву. Он участник боевых действий. И на прежней военной службе, и уже находясь в отставке остается верным солдатом Отчизны.
Сегодня мы публикуем его воспоминания военной поры.


Мало кто знает, что в 1971 году, когда шли военные действия между Египтом и Израилем в боях погибли 12 советских военнослужащих — четыре летчика и восемь зенитчиков. Мы тогда сражались на стороне египтян.
Ту поездку в североафриканское государство, продлившуюся больше года, я помню по дням, по минутам. К концу декабря 1970 года штат дивизиона полностью укомплектовали, привели в порядок зенитные установки, оформили всю документацию. Развернулись, на полигоне. Провели боевые стрельбы с наибольшим приближением к реальной боевой обстановке. В первых числах марта прибыли в Николаев. Ночью погружались на сухогруз. Солдат разместили в трюмах, на капитанском мостике находились только командиры дивизионов.
Средиземноморье встретило неприветливо. Едва забрезжил рассвет, стало ясно, что надвигается сильная буря. Ветер яростно рвал брезентовое полотно, которым были накрыты на палубе грузовики. На третий день установилась тихая погода. На пятые сутки прибыли в Александрию.
Советское военное присутствие в Египте не было многочисленным и мы были рассредоточены по всей территории страны: на северо-западе — эскадрилья; на северо-востоке — основное размещение зенитчиков в дельте Нила, в Александрии и Каире. На юго-востоке наши зенитчики охраняли Асуанскую плотину. Несмотря на меры секретности уже в апреле американцы опубликовали данные о нашем присутствии в Египте, включая сведения о позициях и количестве людей и техники.
Основные события начались лишь в конце июня. В это время наши зенитно-ракетные дивизионы переместились в зону Суэцкого канала. Лето в тех краях для северного человека невыносимое: жара доходит до 52 градусов, целый день вьются несметные полчища мух, комаров, к тому же в это время начинает дуть заунывный обжигающий хамсин.
30 июня один из наших дивизионов сбил первый израильский «Фантом». Далее налеты израильской авиации следовали один за другим почти через день, с каждым разом все усиливаясь. Особенно сильный налет израильтяне совершили 18 июля. Для нас этот день стал самым трагичным. На третьем заходе израильских самолетов во время заряжания пусковой установки несколько человек были ранены, восемь — погибли.
Из кино люди знают, что сражения — это выстрелы, дым, крики «Ура». В войсках ПВО все не так. Бой для нас —  это тишина. Только шуршит вентилятор в кабине и светится экран. А на нем — несколько белых всплесков — самолеты противника. Звуков боя почти не слышно — слишком большое расстояние.
В Египте арабским войскам и оказывавшим им помощь советским военным пришлось столкнуться с прекрасно обученным и вооруженным противником, который вел войну современными средствами. Для нас —  солдат и офицеров ПВО — это было, пожалуй, первое столь серьезное испытание.
К Египту тех лет отношение было однозначно хорошим, первая на Ближнем Востоке страна социалистической ориентации (так чуть ли не каждый день писали в газетах), наш друг и союзник, нуждающийся в поддержке. Потом, когда газетные славословия в адрес Египта сменились отчуждением, и многое воспринималось в ином свете. А тогда мы знали: «Советский воин — воинин — итернационалист. Выполнение интернационального долга — наша священная обязанность!»
Несомненно, участие в боях, в то время, когда своя страна спокойно живет в мире и ни с одним государством земного шара не ведет войны, само по себе дело нелегкое и физически, и психологически. Правительство должно было бы уделить внимание выполнявшим нелегкое и опасное для жизни задание далеко за пределами Отчизны. Но ничто этого не было сделано. Известно, что даже достойного памятника воинам-интернационалистам до сих пор нет. И при нынешней власти уже не будет.
Но когда-нибудь правители должны понять, что интернациональный долг — не только то, что мы совершали в чужой стране, ради счастья чужого народа. Это и долг перед теми, кто погиб под пулями, кто остался цел, но состарился, долго болел, кто остался с незаживающими ранами, с разочарованиями и беззащитностью перед многими реалиями нашей сегодняшней жизни.
Николай Киселев, ветеран войск ПВО
Фото Вадима Беседина

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *